Новости

РАСПИСАНИЕ МЕРОПРИЯТИЙ В РЕГИОНАХ

 

Астана

Санкт-Петербург

 


АКЦИЯ НА ПРИОБРЕТЕНИЕ УСТРОЙСТВА "ЭДЕЛЬВЕЙС" 

 

с 14 по 31октября

 


 

Вебинар 26.10.2017 в 18.00 (мск)

ТЕМА: Решаем детские проблемы: Квантовый модуль «Эдельвейс» для восстановления и гармонизации физического и психического здоровья ребенка. Применение модуля взрослыми.

 

Академик Углов — правда и ложь о разрешённых наркотиках

Lesia 07 ноября 2014 114126

content_uglov  

 

Я хирург, я всю жизнь оперирую больных. И я видел то, чего не видят обычные люди. У человека нет такого органа, который бы не страдал от приема спиртных изделий — любых, не важно водка ли это, вино или пиво.

Однако больше всех и тяжелее всех страдает мозг. Потому что там концентрация алкоголя максимальна. Если принять за единицу концентрацию алкоголя в крови, то в печени она будет 1.45, а в мозгу — 1.75.

Я уж не буду подробно описывать страшную картину «сморщенного мозга» (у большинства просто выпивающих людей на вскрытии мозг сморщен, резко уменьшен в объёме, мозговые оболочки отечны, сосуды расширены, а извилины мозга просто сглажены), но при более тонком исследовании выясняется, что изменения в нервных клетках такие же резкие, как и при отравлении очень сильными ядами.

content_akademik_uglov_pravda_i_lozh_o_razreshyonnyh_narkotikah 

 

Эти изменения необратимы. Что неизбежно сказывается на умственной деятельности. При этом страдают прежде всего самые высшие, самые совершенные функции мозга, а низшие — примитивные, приближающиеся к подкорковым рефлексам, сохраняются дольше.

Поражения головного мозга, вызванные алкоголем, можно сравнить с травмами черепа. При сотрясении мозга, когда даже при микроскопическом исследовании не обнаруживается изменений ни в оболочке, ни в сосудах мозга — клинически мы наблюдали потерю сознания на время от нескольких минут до нескольких часов, а впоследствии — сильные головные боли.

Если же после травмы головы в веществе мозга или в его оболочках обнаруживаются хотя бы небольшие кровоизлияния или точечные некрозы — мы говорим об ушибе мозга (контузии). В этом случае потеря сознания нередко продолжается много часов и выявляется выпадением или поражением функции нервов и групп нервов. В последующем — упорные головные боли, а в отдаленные сроки — ранняя гипертония.

Изменения, происходящие в мозге людей, употребляющих алкоголь, нельзя расценивать иначе, как грубые анатомические изменения, которые ведут к ослаблению и выпадению отдельных функций мозга и к ухудшению работы всей центральной нервной системы.

 

©Ф.Г. Углов "Правда и ложь о разрешённых наркотиках"

САМОУБИЙЦЫ — 9. «Вино скотинит и зверит»

(Ф. М. Достоевский)

                                             «Из всех пороков пьянство более других несовместимо с величием духа»
                                                                                                                                             (Вальтер Скотт)

ЛОЖЬ: сухие вина полезны, «умеренные» дозы безвредны, «культурное» винопитие — ключ к разрешению алкогольной проблемы.

Начатая с конца 50-х и начала 60-х годов пропаганда «умеренных» доз развернулась энергично.

В речах и статьях сквозило, что потребление алкоголя чуть ли не государственная установка и она не подлежит изменению. Весь вопрос заключается в борьбе с излишествами, со злоупотреблением, то есть с алкоголизмом.

ПРАВДА: каждому образованному человеку ясно, что бороться с алкоголизмом, не борясь с потреблением алкоголя, — бессмысленная вещь. Учитывая, что алкоголь — наркотик и протоплазматический яд, потребление его неизбежно приведёт к алкоголизму.

Вести борьбу с пьянством, не запрещая потребление алкоголя, равносильно бороться с убийством во время войны. Говорить, что мы не против, мы за вино, но мы против пьянства и алкоголизма — это такое же ханжество, как если бы политики говорили, что мы не против войны, мы против убийства на войне. Между тем, совершенно ясно, что если идёт война, будут и раненые и убитые, что если имеет место потребление спиртных напитков, то будут пьяницы и алкоголики. Не понимать этого могут только те, кто совершенно отравил свой мозг алкоголем, или же те, кто удовлетворён теперешним положением дел, кто хотел бы «стабилизации достигнутого уровня потребления».

Один из корифеев борьбы за трезвость, социолог из Орла И. А. Красноносов в своём письме приводит таблицу потребления алкоголя, составленную на основании данных ЦСУ, опубликованных в печати, из которой видно, что если за единицу принять уровень потребления алкоголя в 1950 г., то в 1981 г. уровень потребления повысился более чем в 10 раз. Он пишет, что цифры душевого потребления алкоголя, опубликованные в 1940,1964 и 1978 гг., так же, как во Франции, не учитывают нелегального алкоголя. Он составляет (как считают французы) от 50% до 100% к легальному (Ю. П. Лисицин и Н. Я. Копыт).

Что такое «нелегальный» алкоголь? Это ворованный спирт! Ворованные напитки на винозаводах, самогон, садоводческие вина, суррогаты, промышленный спирт и, наконец, государственные и колхозные вина («червивки»), пропущенные в продажу «сверх плана».

Ориентировочный расчёт этих нелегальных факторов алкоголизации населения по состоянию на 1980 г. даёт примерное удвоение официального «душевого потребления», а именно — не менее 18,5 л абсолютного алкоголя на душу населения в 1980 г. в девяностых годах эта цифра стала много больше.

Несмотря на столь тревожные цифры, в печати даже в 80-х годах продолжали вести упорную борьбу с теми, кто обосновывает неизбежность трезвого образа жизни.

Сейчас уже очень многим становится ясно: пьянство приняло у нас такие размеры, что если не остановиться, последствия его станут необратимыми.

Вред от употребления спиртных напитков настолько очевиден, что уже никто в наше время не может защищать его открыто. Защита идёт путем различных демагогических ухищрений.

Основное направление, по которому идёт непрекращающееся насаждение пьянства и алкоголизма, это пропаганда так называемого «умеренного» и «культурного» винопития.

Считается элементарным правилом: прежде чем учёный начнёт писать по тому или иному вопросу, он должен быть знаком с предыдущей литературой, с произведениями, написанными хотя бы классиками.

Н. Е. Введенский писал: «Устанавливать какие-либо нормы потребления, говорить о том, какие дозы могут считаться «безвредными», а какие уже вредными организму, — все это вопросы в высшей степени условные и иллюзорные. Между тем подобными вопросами стремятся отвлечь внимание от разрешения практических вопросов по борьбе с пьянством как общественным злом, сказывающемся крайне губительно на благосостоянии народа, экономическом и нравственном, на его работоспособности и благоденствии. Подобное возбуждает во мне крайнее удивление и даже негодование. В другом месте он пишет: «Действие алкоголя (во всех содержащих его напитках: водки, ликеры, вина, пиво и т. д.) на организм в общем сходно с действием наркотических веществ и типичных ядов, как хлороформ, эфир, опий и т. п.

Как и эти последние, алкоголь в слабых дозах и вначале действует как бы возбуждающим образом, а позднее и в более сильных дозах — парализующе как на отдельные живые клетки, так и на весь организм. Указать количество алкоголя, при котором он мог бы действовать только в первом смысле, совершенно невозможно...».

Это значит, что невозможно определить «умеренную» дозу, которая не действовала сразу же парализующе. Как же можно рекомендовать «умеренные» дозы, если даже учёный не может определить, что это такое!

Корифей русской психиатрии В. М. Бехтерев писал: «С тех пор, как доказан безусловный вред алкоголя с научно-гигиенической точки зрения, не может быть даже речи о научном одобрении «малых» или «умеренных» доз алкоголя. Всем известно притом, что начало всегда выражается «малыми» дозами, которые постепенно переходят в дозы большие и большие по закону тяготения ко всем вообще наркотическим ядам, к каковым относится прежде всего алкоголь».

Все выдающиеся люди отлично понимали зловещую сущность пропаганды «умеренных» доз. Нельзя писать о пьянстве, предварительно не прочитав произведений, оставленных нам Л. Н. Толстым. Он очень обстоятельно, философски изложил вопрос об «умеренном» винопитии. Лучше не скажешь. А главное, всё правильно и подтверждено наукой.

В 1890 г. он писал: «Ужасны для отдельных лиц, как описывают нам, последствия потребления опия и гашиша; ужасны знакомые нам потребления алкоголя на отъявленных пьяницах; но без сомнения ужаснее последствия для всего общества того, считавшегося безвредным, умеренного потребления водки, вина, пива и табака, которому предаются большинство людей, а в особенности образованные классы нашего мира. Эти последствия должны быть ужасны, если признать то, что нельзя не признать, что руководящая деятельность общества — деятельность политическая, научная, литературная, художественная производится большей частью людьми, находящимися в ненормальном состоянии, людьми пьяными.

Человек, выпивший накануне бутылку вина, стакан водки или две кружки пива, находится в обычном состоянии похмелья или угнетения, следующего за возбуждением, и потому в умственно подавленном состоянии, которое усиливается ещё курением. Для того, чтобы человек, курящий и пьющий, постепенно привёл мозг в нормальное состояние, ему нужно пробыть по крайней мере неделю или более без употребления вина и курения. Этого же почти никогда не бывает!».

Димитр Братанов, член ЦК Болгарской компартии, писал в «Рабочей газете» 20 мая 1982 года: «Мы резко выступаем против попытки учить людей «умеренно» пить — это беспринципный путь. Там, где пропагандируют «умеренное» питьё, сводится на нет вся эффективность воспитательной работы, отрицается значение личного примера. Одна из причин, снижающих влияние нашего движения за трезвость, заключается в том, что в нём участвуют люди, считающие, что могут пить «умеренно». И вот находятся люди, которые вновь поднимают вопрос об «умеренных дозах».

Некоторые ревнители пьянства, понимая, что пропаганда «умеренных» доз слишком явно противоречит данным науки и жизненному опыту, категорически против трезвости, но рекомендуют пить «культурно». Таких ревнителей «культурного» винопития находится всё больше. И они не стыдятся об этом писать, хотя сами отлично понимают, что это такая же глупость, как говорить о горячем льде или мягком граните.

Ещё Н. А. Семашко писал: «Пьянство и культура — вот два понятия, взаимно исключающих друг друга, как лёд и огонь, свет и тьма».

Попробуем с научных позиций рассмотреть этот вопрос. Прежде всего ни один из ревнителей «культурного» винопития не сказал, что это такое? Что понимать под этим термином? Как увязать эти два взаимно исключающих друг друга понятия: алкоголь и культура?

Может быть под термином «культурного» винопития эти люди понимают обстановку, в которой происходит поглощение вина? Красиво сервированный стол, прекрасная закуска, изысканно одетые люди, и пьют они высшие сорта коньяка, ликера, бургундское вино или кинзмараули? Это культура винопития?

Как показывают научные данные, опубликованные ВОЗ, подобное винопитие не только не предупреждает, а наоборот, создаёт более благоприятную обстановку для развития пьянства и алкоголизма во всём мире. И по её данным, в последнее время так называемый «менеджеровский» алкоголизм, то есть алкоголизм деловых людей, ответственных работников выходит на первое место в мире. И если в понятие «культура» винопития вкладывается обстановка, то, как мы видим, это не выдерживает критики и приводит нас к ещё большему развитию пьянства и алкоголизма.

Может быть ревнители «культурного» винопития имеют в виду, что после принятия какой-то дозы вина люди становятся культурнее, умнее, интереснее, их беседа более содержательна, наполняется глубоким смыслом? После принятия «малых» и «умеренных» или уже после принятия больших доз? Об этом пропагандисты «культурного» — винопития умалчивают. Разберём оба положения с научной точки зрения.

Школой И. Павлова доказано, что после первой, самой малой дозы алкоголя в коре головного мозга парализуются те отделы, где заложены элементы воспитания, то есть культуры. Так о какой же культуре винопития можно говорить, если после первой рюмки исчезает в мозгу именно то, что приобретено воспитанием, то есть исчезает сама культура поведения человека, нарушаются высшие функции мозга, то есть ассоциации, которые заменяются низшими формами. Последние возникают в уме совершенно некстати и упорно держатся. В этом отношении такие упорные ассоциации напоминают собою явление чисто патологическое. Изменением качества ассоциаций объясняется пошлость мыслей подвыпившего, склонность к стереотипным и тривиальным выражениям и к пустой игре словами.

Таковы научные данные о состоянии нервно-психической сферы человека, принявшего «умеренную» дозу алкоголя. В чём же здесь проявляется «культура»? Из представленного анализа нет ничего, что хоть в какой-то степени напоминало бы культуру, ни в мышлении, ни в действиях человека, принявшего любую, в том числе «малую» дозу алкоголя.

Я думаю, нет необходимости описывать научные данные поведения человека, принявшего большую дозу алкоголя. Там мы найдём ещё меньше моментов в мышлении в поведении человека, что говорило бы о культуре.

Насколько энергично борются некоторые социологи за «умеренное», «культурное» пьянство, настолько же категорично они возражают против полного запрета производства и продажи алкогольных напитков.

Энгельс писал, что основной причиной алкоголизма является доступность алкогольных напитков. Всемирная организация здравоохранения через 100 лет после того, изучив опыт борьбы с алкоголизмом, признала, что распространение алкоголизма регулируется ценами на спиртное, что все виды пропаганды без законодательных мер не эффективны.

Мне как врачу особенно тяжело и больно слушать об «умеренных дозах» и «культурном» винопитии потому, что очень уж часто я встречаюсь с трагедиями, в основе которых лежит «культурное» винопитие и «умеренная» доза. Об этих трагедиях, наверное, все знают, но не все соприкасаются с ними так близко, как врачи.

Почему эти люди не воспитывают культуру общечеловеческого общения без употребления этого яда? Казалось бы, если человек говорит об алкоголизме, как о бедствии, то основная и единственная задача должна быть — воспитание в человеке отвращение к нему, а не приписывать алкоголю какие-то «культурные» свойства, которых у него нет и быть не может.

Характерно, что все те, кто борется против «сухого» закона, не приводят ни одной цифры, ни одного научного факта. Лишь общие рассуждения: «больше», «чаще» и т. д.

Однако само стремление народа к трезвой жизни неизбежно и неотвратимо как к здоровому, прогрессивному образу жизни, ибо сама жизнь, сам прогресс, какие бы препятствия ни стояли на его пути, идёт только по пути добра и правды.

Вот почему, несмотря на то, что некоторые органы печати и средства массовой информации идут по ложному пути, пропагандируя ограничения потребления вина, в народе всё сильнее и неотвратимее возникает движение за полное отрезвление народа. Возникают клубы, кружки, общества трезвости, выносятся решения на конференциях и собраниях о том, что надо идти по пути трезвости.

ЛОЖЬ: вино снимает напряжение.

ПРАВДА: вино создаёт иллюзию снятия напряжения. На самом же деле напряжение в мозгу и во всей нервной системе сохраняется, и когда пройдёт хмель, напряжение оказывается ещё большим, чем до принятия вина… Но к этому добавляется ещё ослабление воли и разбитость.

ЛОЖЬ: вино необходимо принимать «для веселья».

ПРАВДА: веселье и смех — очень важные моменты в жизни человека. Они дают отдых мозгу, отвлекают мысли от повседневных забот, чем укрепляют нервную систему, подготавливая её к новым трудам и заботам. Но смех и веселье полезны только в тех случаях, когда они возникают у трезвого человека. Пьяного веселья нет и быть не может в научном и разумном понимании этого состояния. Пьяное «веселье» есть не что иное, как возбуждение под наркозом, первая стадия наркоза, стадия возбуждения, которую мы, хирурги, наблюдаем повседневно при даче больному других наркотических средств (эфира, хлороформа, морфия и др.), тех, что по своему действию тождественны с алкоголем и так же, как алкоголь, относятся к наркотикам.

Эта стадия возбуждения ничего общего с весельем не имеет и после неё нет никакого отдыха нервной системе. Наоборот, вместо отдыха наступает угнетение со всеми последствиями (головная боль, апатия, разбитость, нежелание работать и т. д.). Что никогда не наблюдается при трезвом веселье.

Так что алкоголь не друг, а враг веселья. Он сводит на нет то время, которое человек отводит для веселья и отдыха. Вместо этого он получает головную боль и разбитость. Точно так же алкоголь действует при усталости. Выходной день даётся человеку, чтобы он и физически, и умственно отдохнул и с новыми силами, с появившимся желанием трудиться принялся за работу после отдыха.

Между тем алкоголь, принятый в выходной день, лишает человека нормального отдыха. У него появляется только иллюзия отдыха, а на самом деле вся усталость не только сохраняется, но ещё больше накапливается, отчего понедельник становится днём «тяжёлым», так как никакого отдыха нервная система из-за вина не получает.

Во всех подобных случаях алкоголь действует как злой обманщик, создавая видимость добра, он творит зло.

Правда — это могучий фактор в отрезвлении народа, в избавлении его от иллюзий, которых придерживается народ о вине, не замечая того, что от него гибнут сотни тысяч и миллионы людей в самом цветущем возрасте.

Из этого краткого сопоставления лжи и правды об алкоголе видно, что ложь является сильным оружием в руках тех, кто хотел бы споить и погубить наш народ. Поэтому, чтобы защитить его от пьянства, несущего за собой деградацию нации, необходимо закрыть доступ всякой неправде об алкоголе и говорить и писать только правду. Тех же, кто под разными предлогами и под разным соусом будет протаскивать ложь об алкоголе, — рассматривать как злейших врагов нашего народа.

Многолетние усилия добиться законодательного запрещения производства и продажи алкоголя, то есть повторить опыт России 1914 года, до сих пор не увенчались успехом. Последние годы усилия борцов за трезвость были направлены на освобождение пьющих и курящих от алкогольной и табачной зависимости по методу Шичко. Последний состоит в том, что пьющему в течение нескольких дней читаются лекции или ведутся беседы, где говорят правду о губительном влиянии алкоголя на человека, на его здоровье, на его будущее. Слушатели каждый вечер пишут дневники и отвечают на специально заданные вопросы так же письменно.

Через 7-10 дней все слушатели сами отказываются от алкоголя и табака и активно ведут борьбу за освобождение от наркотической зависимости других людей.

При этом все руководители таких занятий, как правило, бывшие алкоголики, единодушно отмечают, что «умеренно» пьющие ни за что не хотят посещать эти занятия и даже ведут упорную борьбу за то, чтобы и другие на эти занятия не ходили.

Новосибирские учёные заинтересовавшись этим вопросом тщательно и всесторонне изучили его и установили очень интересные данные. Они установили, что культуропитейство — самая тяжёлая форма алкогольной зависимости. Сотни тысяч алкоголиков и пьяниц приходят на курсы, чтобы избавиться от алкогольной зависимости. Культурно-питейщики, как правило, не только не приходят на эти курсы, но и издеваются над теми, кто их посещает. Они хвалятся тем, что они, мол, пьют, а пьяницами не становятся, поэтому надо пить культурно. Именно этим и приносится огромный вред обществу, так как соблазняют молодёжь и детей следовать их примеру. Эти люди опаснее и вреднее для общества, чем пьяницы. Алкоголик, валяющийся в луже, не вызовет у ребёнка желания следовать его примеру, так как он видит, что алкоголь — это яд, доводящий людей до скотского состояния.

Между тем каждый культуропитейщик показывая, что алкоголь якобы приносит только радость, соблазняет молодёжь. В среднем такой человек за 17 лет доводит до пьянства 10 человек и одного или двух доводит до смерти, (не редко родного сына или дочь), то есть он становится убийцей. Может быть не всякий культуропитейщик превратится в пьяницу или алкоголика, Но все до одного пьяницы и алкоголики начинали с культуропитейства. Вот почему мы вправе считать культуропитейство самым вредным и опасным видом потребления алкоголя.

И всякого рода пропаганду «умеренных» доз и культурного винопития рассматривать как враждебную акцию, направленную не на отрезвление, а на спаивание людей.

Между тем стремления украсить пьянство, сделать его не столь отвратительным, каким оно есть на самом деле, со стороны многих любителей алкоголя, или стремящихся споить нас, не прекращаются.

Совсем недавно я получил письмо от Т. Меркова вместе с брошюрой под названием «Гигиена пьянства». В письме автор просит дать положительный отзыв на его творение, чтобы размножить эту брошюру.

Я ему ответил письмом, из которого видно до какой глупости доходят люди в своём стремлении украсить это безобразное явление в жизни народа, каковым является пьянство.

Чтобы не повторять эти доводы, я приведу выдержки из моего письма, поскольку оно будет ответом и другим, желающим споить наш народ.

«Уважаемый Т. А. Мерков! Прочитал Вашу брошюру-памятку «Гигиена пьянства» и не могу дать положительного отзыва, так как она основана на ложных постулатах и потому несёт ложь. А пьянство держится на лжи, значит Ваша брошюра будет поддерживать пьянство.

Вы, по-видимому, не достаточно знакомы с правдой об алкоголе и не читали правдивую антиалкогольную литературу. У Вас, что ни слово, то ложь, а этой лжи наш народ напичкан достаточно и без Вашей брошюры.

Посудите сами — зачем учить людей гигиене пьянства, когда надо учить гигиене трезвости. Пьянство есть зло, в какие бы наряды его не рядили, и чем красивее Вы его нарядите, тем больше привлечёте людей к потреблению алкоголя. Надо говорить не о гигиене пьянства, а об омерзительности пьянства, чтобы людей от одной мысли об алкоголе тошнило.

Как можно говорить о гигиене пьянства, когда алкоголь в любых дозах антигигиеничен. Это издевательство над людьми. Это всё равно, что говорить о нежности убийства или о любезном грабеже.

Вы пишите, что «под гигиеной употребления спиртного Вы понимаете культуру человека». Но ведь истинная культура не совместима с потреблением алкоголя, так как ещё И. П. Павлов доказал, что от самых малых доз алкоголя у человека в мозгу погибает всё, что добыто воспитанием, то есть культура.

В своём письме Вы показываете, что пользуетесь ложными данными, которые нам насаждают враги трезвости. Эта ложь лежит в основе всей Вашей брошюры. Вы пишите, что от запретительных мер пострадала экономика: На самом же деле за каждый рубль, полученный от продажи алкоголя, мы получили 5-6 рублей убытка. Это доказано всеми выдающимися экономистами мира. Вы пишите, что запретительные меры привели к вырубке виноградника. А Вы видели хоть один участок земли, где был вырублен старый виноградник, а не посажен новый? Это мафия освещает так этот вопрос, а Вы, не проверив, повторяете, то есть опять говорите ложь. А правда заключается в том, что в правительственном Указе сказано: при очередной замене старого виноградника на новый, заменять винные сорта на сладкие. Так мафия, фотографировала вырубку старого, но не фотографировала посадку свежего, сладкого винограда. А наши легковерные люди охотно верят этой лжи, и сами её пропагандируют.

Вы пишите, что после Указа «развилось подпольное самогоноварение». Но ведь это также очередная ложь, так как строго научно доказано, что развитие самогоноварения идёт строго «в ногу» с ростом официального хмеля; чем больше в продаже официального хмеля, тем больше варят самогон. И доказано, что после Указа наряду с сокращением производства официального хмеля резко сократилось производство самогона.

Тоже самое надо сказать и об отравлениях суррогатами. Официально доказано, что вместе с понижением уровня потребления алкоголя, резко снизилось и количество отравлений суррогатами.

Вы пишите, что после Указа «духовность, культура, медицина, быт — всё было оставлено без внимания». По Вашему, все эти показатели были лучше, пока люди пили больше? Но ведь это же абсурд. Начать хотя бы с того, что в 1986-87 гг. наши женщины впервые за много лет могли видеть у себя дома своих мужей трезвыми, которые и читать стали литературу, и вместо пивных шли с детьми в театр, музей.

А Вы знаете, что в 1986-87 гг., когда сократилось потребление алкоголя, у нас родилось на 500 тысяч детей в год больше, чем за десятки предыдущих лет, что продолжительность жизни мужчин увеличилась на 2,6 года, что прогулы снизились на 30-40%! Это что, от плохих условий жизни и быта?! Нет, так нельзя писать! У Вас, что ни слово, то ложь! А основываясь на лжи можно написать только лживое произведение, которое ничего кроме вреда принести не может.

Извините за категоричность моих суждений. Я убеждён, что Вы пишите не со злым умыслом, а не сознательно, — и поэтому не должны обижаться на сказанную правду.

Читали ли Вы мои книги: «В плену иллюзий», «Ломехузы». Если не читали, то постарайтесь прочесть. Там изложена вся правда об алкоголе.

С уважением Углов Ф. Г.»

Пропаганда умеренных доз, будучи лживой по существу, является основным препятствием к принятию единственно правильного и неизбежного для человечества решения — полного отказа от алкогольных изделий, в любом виде и в любых дозах. Только тогда человечество придёт к нормальной жизни, когда полностью откажется от всех видов наркотиков в любой дозе и, в первую очередь, от вина и табака как легальных наркотиков.

Среди тех бед, что несут наркотики, и особенно алкоголь, надо особо подчеркнуть рост преступлений. Давно лучшие умы человечества, Всемирная организация здравоохранения, а также статистические данные, подтвердили, что от 60 до 90% преступлений совершается в нетрезвом виде. При этом заядлые алкоголики совершают преступления не так часто. Значительно чаще их совершают пьющие «умеренно». «Выпить для храбрости», так обычно говорят идущие на совершение тёмных дел. На самом деле пьют чаще не для храбрости, а для заглушения совести, чести, стыда. Как писал Л. Н. Толстой: человеку стыдно украсть, убить, или сделать какой-то недостойный человека поступок, а он выпил вина, и ему не стыдно. Выпив, он «смело» идёт на любое грязное дело, на преступление, на убийство.

Этим пользуются те, кто хотел бы, чтобы другой сделал недозволенный поступок. Для этого, он этого человека напоит. И тот идёт на любой грязный поступок, на который, будучи трезвым, он бы не пошёл. По мнению многих учёных, прекращение производства и продажи алкоголя, отрезвление общества, позволит закрыть девять десятых тюрем.

Однако редкое правительство идёт на это. Ибо «пьяным народом легче управлять». Да и многие из тех, кто управляет страной, имеет прямое или косвенное отношение к алкогольной мафии, получая от неё немалые проценты. Иначе трудно объяснить, почему никто в правительстве даже не поднимает вопрос о трезвости. Мало того, оно строго смотрит за тем, чтобы средства массовой информации не пропустили бы что-нибудь, что поднимет народ на трезвость. С приходом к власти демократов, быстро был скомпрометирован и сведён на нет Указ Советского Правительства о борьбе с пьянством и алкоголизмом 1985 года.

Началась алкогольная вакханалия, которая за последние 2-3 года свела в могилу десятки, а может быть и сотни тысяч тех, кто так легко «клюнул» на бешеную рекламу спирта и табака. Пьянство, как ничто другое способствует и провоцирует преступления. Наряду с гибелью людей от алкоголя, всё ярче разгорается пламя самых жутких преступлений, с чудовищными убийствами, ни в чём не повинных людей.

Правительство издает указы, якобы для борьбы с преступностью, оставляя пьянство в стране не тронутым. Для младенца ясно, что при таком разгуле алкогольного беспредела, преступность будет нарастать, сколько бы Указов и Приказов не издавалось. Правительство не заинтересовано в уничтожении ни того, ни другого. Организованное самой властью или преступниками убийство запугивает народ и позволяет безнаказанно издеваться над ним, да и попутно, конечно, не бескорыстно уменьшает православный народ в угоду закордонным правителям. В настоящее время народ должен понимать, что при современном уровне потребления алкоголя преступность не обуздать, ни тем более, приостановить, невозможно.

И первым шагом в борьбе с преступностью должно быть полное отрезвление народа. Опыт России 1914 года показал, что уже через 3-4 недели «опустели тюрьмы, освободились участковые камеры, хулиганство, как рукой сняло» и т. д.

Если 60-90% преступлений совершается людьми, находившимися в нетрезвом состоянии, то лишь одно прекращение производства и потребления алкоголя во много снизит преступность и создаст условия для нормальной борьбы, с преступлениями. Пока мы не прекратили пить, наша страна ни к чему разумному не придёт, и быстрыми темпами будет катиться к пропасти. Вот почему седьмой съезд Союза борьбы за народную трезвость, на котором участвовали 270 делегатов, представляющих 58 городов и 6 бывших Союзных республик (РФ, Украина, Беларусь, Молдавия, Казахстан, Таджикистан) единодушно поддержали требование 1700 врачей об официальном признании алкоголя и табака наркотиками, распространив на них закон о борьбе с наркоманией. Их требование вновь направленное в правительство и Государственную Думу не может не поддержать ни один из тех, кто любит свой народ и желает ему добра. Только заклятые враги русского народа могут остаться равнодушными и не вынести соответствующего решения в защиту жизни и будущего своего народа.

 

 

САМОУБИЙЦЫ — 5. Был Иван, стал болван...

ЛОЖЬ: если пить «культурно», то в этом нет ничего плохого. Наоборот, в «культурном» винопитии заключён ключ к разрешению всей алкогольной проблемы.

ПРАВДА: культура, ум, нравственность — все это функции мозга. И чтобы пояснить всю абсурдность предложения «пить культурно», надо, хотя бы вкратце, познакомиться с тем, как алкоголь действует на мозг.

Нет такого заболевания, течение, которого не ухудшилось бы от употребления алкоголя. Нет такого органа у человека, который бы не страдал от приёма спиртных напитков. Однако больше всех и тяжелее всех страдает мозг.

Если концентрацию алкоголя в крови принять за единицу, то в печени она будет 1,45, в спинно-мозговой жидкости — 1,50, и в головном мозге — 1,75.

При вскрытии наибольшие изменения имеют место в мозгу. Твердая мозговая оболочка напряжена, мягкие оболочки отёчны, полнокровны. Головной мозг резко отёчен, сосуды расширены, множество мелких кист диаметром 1-2 мм. Эти мелкие кисты образовались в местах кровоизлияний и некроза (омертвления) участков вещества мозга.

Более тонкое исследование мозга у погибшего от острого алкогольного опьянения показывает, что в нервных клетках наступили изменения в протоплазме и ядре, столь же резко выраженные, как и при отравлении другими сильными ядами. При этом клетки коры головного мозга поражены гораздо больше, чем подкорковых частей, то есть алкоголь действует сильнее на клетки высших центров, чем низших. В головном мозгу отмечено сильное переполнение кровью, нередко с разрывом сосудов в мозговых оболочках и на поверхности мозговых извилин. В случаях острого алкогольного отравления, но не смертельного, в головном мозгу и в нервных клетках коры бывают те же изменения, что описаны выше, приводящие к глубоким изменениям деятельности и психики человека.

Такие же изменения в головном мозгу имеют место у пьющих людей, смерть которых наступила от причин, не связанных с употреблением алкоголя.

Описанные изменения в веществе головного мозга необратимы. Они оставляют после себя неизгладимый след в виде выпадения мелких и мельчайших структур мозга, что неизбежно сказывается на его функции.

Но не в этом самое большое зло алкоголя. У лиц, употребляющих спиртные напитки, выявляется раннее склеивание эритроцитов, красных кровяных шариков. Чем выше концентрация спирта, тем более выражен процесс склеивания. В мозгу, где склеивание сильнее, так как концентрация спирта выше, оно приводит к тяжёлым последствиям: в мельчайших капиллярах, которые проводят кровь к отдельным мозговым клеткам, диаметр их приближается к диаметру эритроцита. И если произойдёт их склеивание, они закроют просвет капилляра. Снабжение мозговой клетки кислородом прекратится. Такое кислородное голодание, если оно продолжается 5-10 минут, приводит к омертвлению, то есть к необратимой утрате мозговой клетки. И чем выше концентрация спирта в крови, тем сильнее процесс склеивания и тем больше мозговых клеток гибнет.

Вскрытия «умеренно» пьющих показали, что в их мозгу обнаруживаются целые «кладбища» из погибших корковых клеток.

Изменения структуры головного мозга возникают уже после нескольких лет употребления спиртного. У всех обследуемых установлено уменьшение объёма мозга, или, как говорят, «сморщенный мозг». Причём изменения выражены больше всего в тех отделах коры головного мозга, где происходит мыслительная деятельность, осуществляется функция памяти и т. п.

ЛОЖЬ: всё зло, причиняемое спиртными изделиям, относится к алкоголикам. Это алкоголики страдают, у них все изменения, а те, кто пьёт умеренно, — у тех этих изменений нет.

ПРАВДА: попытки отнести вредное влияние алкоголя только к тем, кто признан алкоголиком, в корне не верны. Изменения, происходящие в мозгу под влиянием алкоголя, возникают при употреблении алкоголя в любых дозах. Степень этих изменений зависит от количества алкогольных напитков и от частоты их приёмов, вне зависимости от того, относится ли этот человек просто к так называемым «пьющим» или к алкоголикам.

Кроме того, сами термины: алкоголик, пьяница, много пьющий, умеренно, мало пьющий и т. п., имеют количественное, а не принципиальное отличие. Изменения в мозгу у них носят не качественный, а количественный характер. Некоторые пытаются отнести к алкоголикам только тех, кто пьёт запоями, кто напивается до белой горячки и т. д. Это неверно. Запой, белая горячка, алкогольный галлюциноз, галлюцинаторное слабоумие пьяниц, алкогольный бред ревности, корсаковский психоз, алкогольный псевдопаралич, эпилепсия и многое другое — всё это есть последствия алкоголизма. Сам же алкоголизм — это потребление спиртных напитков, оказывающее вредное влияние на здоровье, быт, труд и благосостояние общества.

Всемирная Организация Здравоохранения определяет алкоголизм как зависимость человека от алкоголя. Это значит, что человек находится в плену у наркотика. Он ищет любую возможность, любой предлог, чтобы выпить, а если повода нет, он пьёт без всякого повода.

И он уверяет, что пьёт «умеренно».

Надо также признать неправомочным термин «злоупотребление». Если есть злоупотребление, то значит есть употребление не во зло, а в добро, то есть полезное. Но такого употребления нет. Более того, нет употребления безвредного. Любая доза алкоголя вредна. Дело в степени вреда. Термин «злоупотребление» неверен по существу, и в то же время очень коварен, потому что даёт возможность прикрывать пьянство отговоркой, что, мол, я не злоупотребляю. На самом деле любое употребление спиртных напитков есть злоупотребление.

Конечно, если человек выпьет небольшую дозу слабого виноградного вина, в следующий раз такую же дозу выпьет через два-три месяца или через полгода, то вред будет относительно небольшой. Если же человек выпьет большую дозу крепких напитков, а через неделю или две повторит, то мозг его не успеет освободиться от наркотического яда и все время будет находиться в отравленном состоянии. В этом случае вред будет большой. Точно так же, если пить сухое вино небольшими дозами, но употреблять его чаще, чем один раз в две недели, мозг не будет приходить в норму от наркотического отравления, и вред будет несомненный.

В опытах академика И. П. Павлова установлено, что после приёма малых доз алкоголя рефлексы исчезают и восстанавливаются лишь на 8-12 день. Но рефлексы — это низшие формы мозговой функции. Алкоголь же действует преимущественно на её высшие формы. Опытами, поставленными на образованных людях, доказано, что после приёма так называемых «умеренных» доз, то есть 25-40 г алкоголя, высшие функции мозга восстанавливаются только на 12-20 день.

Как же действует алкоголь?

Прежде всего он обладает наркотическими свойствами: к нему очень быстро привыкают, и возникает потребность в повторных приёмах, тем больше, чем чаще и в больших дозах принимаются спиртные напитки; по мере потребления для получения того же эффекта с каждым разом требуется все большая доза.

Как же этот наркотик в различных дозах действует на мыслительную и психическую деятельность мозга?

Специально проведёнными опытами и наблюдениями над человеком, выпившим среднюю дозу, то есть одну-полторы рюмки водки, установлено, что во всех без исключения случаях алкоголь действует одинаково, а именно: замедляет и затрудняет умственные процессы, двигательные же акты на первых порах ускоряет, а затем замедляет. При этом ранее всего страдают более сложные психические процессы и дольше сохраняются простейшие мыслительные функции, особенно те, которые связаны с двигательными представлениями.

Что касается двигательных актов, то они ускоряются, но это ускорение зависит от расслабления тормозных импульсов, и в них уже сразу замечается неточность работы, а именно — явления преждевременной реакции.

При повторном приёме алкоголя поражение высших центров мозговой деятельности продолжается от 8 до 20 дней. Если же алкоголь употреблять длительное время, то работа этих центров так и не восстанавливается.

На основании научных данных доказано, что прежде всего утрачиваются самые позднейшие, самые свежие достижения, добытые умственным напряжением, скажем, за последнюю неделю, месяц, и человек после приёма алкоголя возвращается к тому уровню умственного развития, который у него был неделю или месяц назад.

Если алкогольное отравление происходит часто, то субъект остаётся неподвижным в умственном отношении, а мышление обычным и шаблонным. В дальнейшем наступает ослабление более старых, более прочных, окрепших ассоциаций и ослабление восприятий. В результате умственные процессы сужаются, лишаясь свежести и оригинальности.

Распространено мнение о возбуждающем, подкрепляющем и оживляющем действии алкоголя. Такое основано на том, что у пьяных замечается громкая речь, говорливость, жестикуляция, ускорение пульса, румянец и чувство теплоты в коже. Все эти явления при более тонком изучении оказываются ни чем иным, как параличом известных частей мозга. К параличным явлениям в психической сфере относится также утрата тонкой внимательности, здравого суждения и размышления.

Паралич центров психических отправлений прежде всего сказывается на тех процессах, которые мы называем суждением и критикой. С ослаблением их начинают преобладать чувства, не умеряемые и не сдерживаемые критикой. Наблюдения показывают, что выпившие не становятся умнее и развитее, и если они думают иначе, то это зависит от начавшегося ослабления высшей деятельности их мозга: по мере того, как слабеет критика, нарастает самоуверенность. Живые телодвижения, жесты и беспокойное хвастовство своей силой — также следствие начавшегося паралича сознания и воли: сняты правильные, разумные преграды, которые удерживают трезвого человека от бесполезных движений и необдуманной, нелепой траты силы.

В многочисленных опытах, проводимых крупнейшими специалистами в этой области, выяснилось, что во всех без исключения случаях под влиянием алкоголя простейшие умственные отправления (восприятия) нарушаются и замедляются не столь сильно, как более сложные (ассоциации). Эти последние страдают в двойном направлении: во-первых, их образование замедлено и ослаблено, и, во-вторых, существенно изменяется их качество: самые низшие формы ассоциаций, а именно — ассоциации двигательные или механически заученные легче всего возникают в уме, часто без малейшего отношения к делу и, раз появившись, упорно держатся, выплывая снова и снова, но совершенно некстати. В этом отношении такие упорные ассоциации напоминают собою явление чисто патологическое, замечаемое при неврастении и тяжёлых психозах.

При выполнении более сложных и более трудных заданий влияние «малых» и «средних» доз спиртных напитков сказывается сильнее, чем при выполнении лёгких. При этом они не только снижают работоспособность, но и уменьшают желание работать, то есть пропадает импульс к труду, и пьющие становятся неспособными к систематической работе, опускаются.

После приёма даже небольших доз алкоголя возникает чувство довольства, эйфория. Опьянённый становится развязным, склонен шутить, заключать с кем попало дружбу. Позже он становится некритичным, бестактным, начинает громко кричать, петь, шуметь, не считаясь с окружающими. Поступки его импульсивны, необдуманны.

Психологическая картина человека в таком состоянии напоминает маниакальное возбуждение. Алкогольная эйфория возникает вследствие растормаживания, ослабления критики, Одной из причин этой эйфории является возбуждение подкорки — старейшей в филогенетическом отношении части мозга, в то время как более молодые, и более чувствительные части мозга, области коры сильно нарушены или парализованы.

Алкоголь, принятый в больших дозах, вызывает более грубые нарушения. Восприятие внешних впечатлений затрудняется и замедляется, точность его понижается. Внимание и память нарушаются ещё в большей степени, чем от малых и средних доз. Утрачивается способность внимательно выслушивать других, следить за своей речью, контролировать поведение; появляется болтливость, хвастовство. Человек становится беззаботным. Настроение делается то безудержно веселым, то плаксивым, то гневным.

Он поёт, бранится, совершает агрессивные действия. Непристойные замечания, упрощённые шутки. Нередко ведутся эротические разговоры. Наносятся оскорбления, совершаются поступки, нарушающие общественную безопасность. Иногда отмечается пробуждение низких наклонностей и страстей.

При приёме ещё больших доз происходит тяжёлое нарушение функций всей центральной нервной системы с вовлечением спинного и продолговатого мозга. Развивается глубокий наркоз и коматозное состояние. При приёме дозы, равной 7,8 г алкоголя на килограмм веса, что приблизительно равно 1-1,25 л водки, для взрослого человека наступает смерть. Для детей смертельная доза в 4-5 раз меньше, из расчёта на килограмм веса.

При длительном приёме спиртных напитков развивается хронический алкоголизм, имеющий свою клиническую картину, которая варьируется по степени, но с характерной для всех пьющих особенностью — они стремятся найти повод для выпивки, а если повода нет — пьют без оного.

Характер человека начинает портиться, он становится эгоцентричным, грубым, часто появляется излишняя самоуверенность, склонность к плоскому однообразному юмору; снижается память, внимание, способность к систематическому мышлению, к творчеству.

Личность меняется, появляются элементы деградации. Если в это время не прекратить пить, полного восстановления личности не произойдет.

Наряду с поражением мыслительных функций коры головного мозга имеют место глубокие изменения нравственности. Как самые высшие и наиболее совершенные чувства, как венец в развитии функций мозга они страдают очень рано. И первое, что мы наблюдаем у пьющих людей, это равнодушие к нравственным интересам, которые появляются очень рано, в ту пору, когда ещё умственные и мыслительные акты остаются почти неизменными. Оно проявляется в форме частичной нравственной анестезии, в виде полной невозможности испытывать известное эмоциональное состояние.

Чем больше и дольше пьёт человек, тем сильнее страдает его нравственность. Алкоголики нередко принимают эту ненормальность, но понимают только рассудочно, логически, не испытывая при этом ни малейшей субъективной реакции. Такого рода состояние совершенно аналогично нравственному идиотизму и отличается от него только способом происхождения.

Падение нравственности сказывается в потере стыда. В целом ряде научных работ доказывается великая охранительная сила стыда и великая опасность такого яда, как спиртные напитки, которые обладают свойством понижать силу и тонкость этого чувства.

К числу неминуемых последствий падения нравственности принадлежит увеличение лжи или, по крайней мере, уменьшение искренности и правды. Утрату стыда и утрату правдивости народ связал в неразрывное логическое понятие «бесстыдной лжи». Ложь поэтому и возрастает, что человек, потеряв стыд, утратил вместе с тем в своей совести и важнейший нравственный корректив правдивости.

В документах, освещающих нарастание пьянства в нашей стране в период акцизной продажи алкогольных напитков, убедительно показано, что параллельно с нарастанием пьянства росли и преступления, в числе которых лжеприсяга, лжесвидетельство и ложный донос росли быстрее.

Способность испытывать чувство стыда утрачивается пьющими очень рано; паралич этого высокого человеческого чувства понижает человека в нравственном смысле гораздо больше, нежели любой психоз.

Это прекрасно понимал Лев Николаевич Толстой. В своей статье «Для чего люди одурманиваются» он пишет: «...Не во вкусе, не в удовольствии, не в развлечении, не в весельи лежит причина всемирного распространения гашиша, опиума, вина, табака, а только в потребности скрыть от себя указания совести».

Трезвому совестно украсть, совестно убить. Пьяному ничего этого не совестно, и потому, если человек хочет сделать поступок, который совесть воспрещает ему, он одурманивается.

Люди знают это свойство вина заглушать голос совести и сознательно употребляют его для этой цели. Мало того, что люди сами одурманиваются, чтобы заглушить свою совесть, зная, как действует вино, они, желая заставить других людей сделать поступок, противный их совести, нарочно одурманивают их. Все могут заметить, что безнравственно живущие люди более других склонны к одурманивающим веществам.

Другое чувство, легко утрачиваемое пьяницами — страх.

Ослабление страха может, по мнению психиатров, повлечь за собой серьёзные последствия. Если вспомнить, что страх в своих высоких проявлениях превращается в боязнь зла и в опасения последствий зла, то становится понятным высокое здравоохранительное значение этого чувства в вопросах нравственности. Чувство страха и чувство стыда глубоко изменяются у пьяниц, утрачивая самые существенные составные части свои. Сообразно этому меняется и мимика.

Все чувства у пьющих людей изменяются таким образом, что из сложных душевных актов утрачиваются самые возвышенные и тонкие элементы, и человек во всех своих душевных проявлениях огрубевает. Высшие чувства, высшие формы их превращаются в низшие.

При длительном употреблении спиртных напитков развиваются не простые скоропреходящие неправильности характера, но и более глубокие изменения. Подобную перемену в характере и поведении людей производит только помешательство в период вторичного слабоумия. Рано ослабевает сила воли, приводящая в конце концов к полному безволию. Мысли теряют глубину и обходят трудности, вместо того чтобы их разрешать. Круг интересов сужается и остаётся одно желание — напиться. В далеко зашедших случаях дело доходит до полного отупения и маразма. Чем больше людей пьёт, тем резче меняется психическая жизнь самого общества.

Наряду с появлением большого числа идиотов, в результате зачатия у пьяных родителей и помешанных как следствия длительного потребления алкоголя в обществе находится известное число субъектов, ещё здоровых в умственном отношении, но уже не свободных от перемен характера, вызванных алкоголем. Это не простые, скоропреходящие неправильности характера, но более глубокие изменения.

Алкоголь, оказывая влияние на мозг, не производит скачкообразных переходов от совершенно здорового к полному идиотизму. Между этими крайними формами мыслительного и психического состояния имеется много переходов, которые в одних случаях приближается к дебильности, в других — к плохому характеру. Таких людей, с различной степенью изменений умственного состояния и характера, среди пьющих становится все больше, что приводит к изменению характера самого народа. И если характер целого народа довольно устойчив и подвергается переменам только через столетия, то под влиянием алкоголя изменения характера в худшую сторону могут произойти значительно быстрее.

К числу грубых нарушений психики под влиянием алкоголя надо отнести рост самоубийств. По данным ВОЗ, самоубийства среди пьющих в 80 раз чаще, чем среди трезвенников. Такое положение нетрудно объяснить теми глубокими изменениями, которые происходят в мозгу под влиянием длительного приёма спиртных напитков. При этом как убийства, так и самоубийства пьяниц иногда принимают страшную форму.

Все те изменения, которые имеют место в мозгу пьющего человека, наблюдаются не только и не столько у алкоголиков и пьяниц, но и у тех, кто, по их мнению таковыми не являются, а пьют «в меру». Однако большинство таких людей на самом деле, с точки зрения медицины, уже давно стали алкоголиками. Первое, что говорит об этом, — влечение к алкогольным напиткам.

Эти люди не считают себя алкоголиками и возмущаются, если их называют таковыми. При известном усилии воли они ещё могут владеть собой и прекратить приём алкогольных напитков. Но их мозг, а отсюда и управление собой, находится на спуске. Ещё немного, и они быстро покатятся вниз. Мозг придёт в такое состояние, что он уже не сможет управлять поведением человека. Наступит полная алкогольная зависимость и откроется путь к деградации.

Учёные полагают, что алкоголь быстрее расстраивает здоровье населения и уносит больше жертв, чем самые тяжёлые эпидемии. Последние появляются периодически, тогда как пьянство стало непрекращающейся эпидемической болезнью. Таковы физические последствия потребления алкоголя. Но гораздо важнее — последствия нравственные, которые обнаруживаются в отношении нервно-психического здоровья населения, что влечёт за собой увеличение числа преступлений, понижение нравственности, возрастание нервных и психических болезней, увеличение числа людей с дурным характером, расстройство привычек и способности к труду.

Взвешивая тяжёлые последствия потребления алкоголя и сравнивая их с материальными потерями, специалисты справедливо считают, что следует сожалеть не о расходах и материальных тратах, нужно ужасаться при мысли о вреде, который наносится государству нравственным развращением населения.

Помимо разрушения отдельных сторон мыслительной и психической стороны деятельности мозга, алкоголь во всё возрастающей степени приводит к полному выключению нормальной функции мозга, к появлению большого процента умалишённых.